О ВЗЫСКАНИИ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ ЗА СВЕРХУРОЧНУЮ РАБОТУ

 

В данном гражданском деле нашими юристами были защищены трудовые права работника банковского учреждения, а именно взыскана заработная плата за сверхурочную работу.

Дело № 2-329/2019

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

5 марта 2019

Московский районный суд г. Калининграда в составе:

председательствующего судьи Бондарева В.В.

при секретаре Латышевой А.Л.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Костиной Анастасии Александровны к ПАО «Совкомбанк» о взыскании заработной платы за сверхурочную работу, оплату больничного листа, изменении даты увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Истец Костина А.А. обратилась в суд с иском к ПАО «Совкомбанк», указав, что 11.01.2018 ПАО «Совкомбанк» в лице руководителя Бизнес-группы «Калининградская» заключило с нею трудовой договор № 18-11/33, в соответствии с п. 5.2 которого время начала и окончания рабочего дня, время обеденного перерыва определяются Правилами внутреннего трудового распорядка и другими внутренними документами работодателя. Пунктом 5.3 указанного договора установлено, что в исключительных случаях работник может привлекаться к сверхурочным работам, а также к работе в выходные и нерабочие праздничные дни в порядке, предусмотренном трудовым законодательством.

Из графиков работы за период с января 2018 года по октябрь 2018 года усматривается, что продолжительность ее рабочего времени составляла 45 часов в неделю, что противоречит статье 91 ТК РФ. Тем самым она перерабатывала ежедневно 1 час (еженедельно 5 часов), а всего за период с января 2018 года по октябрь 2018 года - 174 часа.

Из расчетных листков за период с января 2018 года по октябрь 2018 года следует, что оплата работодателем производилась из расчета 40 часов в неделю, что противоречит нормам трудового права. Таким образом, работодатель не произвел оплату сверхурочной работы за 174 часа в сумме <данные изъяты> руб.

Из расчетного листка за октябрь 2018 года следует, что начислена заработная плата за указанный период в сумме <данные изъяты>. 18 октября 2018 года она уволена. На момент увольнения фактически перечислено <данные изъяты> рублей. Таким образом, задолженность ответчика по заработной плате за октябрь 2018 года составляет <данные изъяты> руб. из расчета <данные изъяты>.

Кроме того, до настоящего времени не произведена оплата за больничный лист за период с 18 сентября 2018 года по 20 сентября 2018 года, что составляет <данные изъяты> руб. Трудовую книжку она получила 23 октября 2018 года, при том, что уволена 18.10.2018. Она обращалась к работодателю с заявлением о выплате невыплаченных денежных средств, на которое он не ответил. Просила взыскать с ПАО «Совкомбанк» денежные средства за сверхурочную работу за 174 рабочих часа за период работы с 11 января 2018 года по 18 октября 2018 года в сумме 31 807,2 руб., недоплаченную заработную плату за октябрь 2018 года в сумме 10885, 86 руб., денежные средства в счет оплаты больничного листа за период с 18 сентября 2018 года по 20 сентября 2018 года в сумме 1500 руб., обязать изменить дату увольнения на 23 октября 2018 года, взыскать денежные средства за вынужденный прогул по вине работодателя за период с 19 октября 2018 года по 23 октября 2018 года в сумме 2500 руб., компенсацию морального вреда в сумме 10 000 руб., всего взыскать 56693,06 руб.

Позже истец неоднократно уточняла исковые требования, в уточнении иска от 18.02.2019 просит взыскать с ПАО «Совкомбанк» денежные средства за сверхурочную работу за 181 рабочий час за период работы с 11 января 2018 года по 18 октября 2018 года в сумме 32995,4 руб., в счет оплаты больничного листа за период с 18 сентября 2018 года по 20 сентября 2018 года в сумме 660,6 руб., обязать изменить дату увольнения на 23 октября 2018 года, взыскать денежные средства за вынужденный прогул за период с 19 октября 2018 года по 23 октября 2018 года в сумме 3271,8 руб., компенсацию морального вреда в сумме 10 000 руб., судебные издержки за услуги представителя в сумме 12 000 руб., всего взыскать 58 927,8 руб.

В судебном заседании истец Костина А.А. поддержала исковые требования с учетом уточнения и пояснения, данные суду ранее о том, что по закрытию больничного листа 20.09.2018 она передала его работодателю. Графики приходили в электронном виде на электронную рабочую почту, их составлял непосредственный руководитель - заместитель регионального директора либо региональный директор по Калининградской области. По факту в графиках проставляли по 9 часов, т.к. она работала одна в офисе, а график работы в офисе с 9:00 утра до 19:00 вечера. На документах стоят часы, когда заключены договоры. Офис находился на <адрес>, где она работала, начиная с 1 марта 2018 г. по день увольнения. С 11 января по март она работала на <адрес>, и выходила на подмены. По документам она числилась в офисе, но по факту работала в офисе практически все время. Работала одна, второе место постоянно отсутствовало. Премия выплачивалась, если она выполняла план. При получении зарплаты, они самостоятельно распечатывали расчетные листы, т.к. бухгалтерия удаленная, каждому сотруднику выдавался логин и пароль, можно было посмотреть расчетные листки, там уже график общий, часы не прописаны. За что ей оплачено <данные изъяты> руб. не знает. В судебном заседании пояснила, что расчеты больничного производили по среднему, а в банк она приносила справку о заработке на предыдущем месте работы.

Ее представитель по устному ходатайству Моргунов И.Ю. в судебном заседании исковые требования поддержал с учетом их уточнения. Ранее в судебном заседании пояснил, что моральный вред просят взыскать в связи с невыплатой денежных средств. Вынужденный прогул связывают с невыдачей вовремя трудовой книжки, 3 рабочих дня. Уволена истец 18 октября, в этот же день трудовая книжка должна быть выдана работнику. Истица готова была в любой день получить трудовую книжку, 18 октября получила приказ об увольнении, расписалась, никакого уведомления ей не направлялось. Сверхурочные рассчитывали согласно производственному календарю за 2018 г. и высчитывали помесячно, сколько составляет норма и сколько фактически истец проработала. Убирали отпуск и период нахождения на больничном, переработка составила 181 час. Данные о переработке за январь-март предположительные. Графики за этот период отсутствуют, но исходя из того, что с апреля по октябрь Костина работала по 9 часов, полагал, что и с января по март она работала 9 часов. Именно руководитель отвечает, когда был задан вопрос о периоде работы, она подтвердила, что именно девятичасовой рабочий день.

Представитель ответчика ПАО «Совкомбанк» в судебное заседание не явился, извещены надлежаще, в возражениях на исковое заявление указали, что не согласны с требованиями, считают их надуманными и необоснованными, противоречащими нормам действующего законодательства и заключенного трудового договора. Так, 11.01.2018 между истцом и ответчиком заключен трудовой договор №18-11/33. Сотрудник был ознакомлен с Правилами трудового распорядка ПАО «Совкомбанк», что подтвердил подписью в листе ознакомления 11.01.2018, одновременно с иными регламентными документами. Между тем все взаиморасчеты произведены в полном объеме.

Заявления о привлечении Костиной А.А. к сверхурочной работе им не поступало, к сверхурочной работе указанный сотрудник не привлекался, что подтверждается табелями учета рабочего времени, а также расчетными листами, представленными истцом за периоды работы.

Также, согласно расчетному листку за октябрь 2018 г. Костиной А.А. за 14 дней полагалось <данные изъяты>, в том числе оклад в размере <данные изъяты> руб., оплата больничных листов за счет работодателя за период с 18.09.2018 по 20.09.2018 в размере <данные изъяты> руб., надбавка в размере <данные изъяты> руб., премия в размере <данные изъяты>, компенсация отпуска в размере <данные изъяты> руб., удержанная сумма налога составила <данные изъяты> руб. В соответствие со ст. 140 ТК РФ, в связи с расторжением договора 18.10.2018 с истцом произведен окончательный расчет и перечислены денежные средства в сумме <данные изъяты> руб., что подтверждается данными выписки по счету Костиной А.А., где отражено поступление указанной суммы на счет, а также 23.10.2018 доначислена заработная плата в сумме <данные изъяты> руб. Таким образом, ответчик произвел с истцом окончательный расчет. Во исполнение ч. 4, 6 ст. 84.1.ТК РФ, а также в связи с заявлением Костиной А.А. от 5.10.2018 ей была выслана трудовая книжка 18.10.2018.

23.10.2018 в расписке Костина подтвердила получение трудовой книжки, претензий не имеет. Отсутствие нарушений в действиях ответчика при расторжении договора с истцом, подтверждается актом проверки Государственной инспекции труда в Костромской области №44/12-2462-18-и от 25.12.2018 по результатам проверки инициированной в связи с обращением Костиной А.А.

Увольнение по собственному желанию было произведено ими с соблюдением требований действующего трудового законодательства 18.10.2018, на основании поданного 5.10.2018 истцом заявления об увольнении по собственному желанию. Считает, что основания для компенсации морального вреда отсутствуют. Просят отказать в удовлетворении исковых требований.

Ранее представитель ответчика по доверенности Халеева Н.С. в судебном заседании с иском не согласилась, пояснила по обстоятельствам, изложенным в возражениях на исковое заявление, а также указала, что оплата больничного листа за сентябрь в размере <данные изъяты> рублей была произведена Костиной. Председатель Правления находится в г. Кострома, и все документы там же. В день увольнения истцу направили экспресс-почтой трудовую книжку. Не согласилась с представленными в материалы дела квитанциями об оплате юридических услуг, т.к. не представлен прайс лист услуг.

Выслушав истца и его представителя, исследовав материалы гражданского дела, суд установил следующее.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

В соответствии со статьей 129 ТК РФ заработная плата (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

В силу абзаца 1, 2 статьи 135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.

Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

В соответствии со ст. 99 ТК РФ сверхурочная работа - работа, выполняемая работником по инициативе работодателя за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени: ежедневной работы (смены), а при суммированном учете рабочего времени - сверх нормального числа рабочих часов за учетный период.

Продолжительность сверхурочной работы не должна превышать для каждого работника 4 часов в течение двух дней подряд и 120 часов в год.

Из материалов дела установлено, что 11 января 2018 г. ПАО «Совкомбанк» в лице руководителя Бизнес - группы «Калининградская» ПАО «Совкомбанк» ФИО1, действующего на основании доверенности № 9 от 12.01.2017 (работодатель) заключило трудовой договор № 18-11/33 с Костиной А.А., согласно которому работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной настоящим договором должности и обеспечить условия труда в соответствии с трудовым законодательством и внутренними документами работодателя, а работник лично выполнять определенную настоящим договором работу по предоставленной должности с соблюдением действующих Правил внутреннего трудового распорядка и внутренних документов работодателя. Работник принимается на должность <данные изъяты> в ККО «Калининградский» Московского Филиала. Перечень должностных обязанностей определяется настоящим договором и должностной инструкцией. Работа по настоящему договору является основной, договор заключается на неопределенный срок и вступает в силу со дня подписания сторонами, дата начала работы - 11.01.2018. Фактическое место работы: <адрес>. Испытательный срок <данные изъяты> месяца с момента заключения договора.

Разделом 4 определены условия оплаты труда. Работодатель производит оплату труда работника в размере, установленном штатным расписанием. Работнику устанавливается: базовый должностной оклад в размере <данные изъяты> рублей в месяц; надбавка территориальная в размере <данные изъяты> рублей в месяц. Заработная плата, включая надбавки, доплаты и другие выплаты компенсационного и стимулирующего характера выплачиваются работнику в сроки, установленные Положением об оплате труда работников ПАО «Совкомбанк». Заработная плата выплачивается путем выдачи наличными через кассу или перечисления на банковский счет работника, открытый в Банке и предназначенный для осуществления расчетов с использованием банковских карт.

Разделом 5 трудового договора установлено рабочее время и время отдыха. Так, работнику устанавливается следующий режим рабочего времени: суммированный учет рабочего времени (по графику работы) (учетный период 1 календарный год). Время начала и окончания рабочего дня, время обеденного перерыва определяется Правилами внутреннего трудового распорядка и другими внутренними документами работодателя.

В исключительных случаях работник может привлекаться к сверхурочным работам, а также к работе в выходные и нерабочие праздничные дни в порядке, предусмотренном трудовым законодательством. Работнику предоставляется ежегодный основной оплачиваемый отпуск согласно графику отпусков продолжительностью 28 календарных дней.

При приеме на работу 11.01.2018 Костина А.А. ознакомлена с внутренними документами работодателя, что подтверждается ее подписью в листе ознакомления.

Согласно п. 5.5 -5.7 представленных в материалы дела ответчиком Правил внутреннего трудового распорядка ПАО «Совкомбанк» (Приложение №1 к приказу от 27.03.2017 № 85/ОД), трудовым договором может быть предусмотрена работа с ненормированным рабочим днем, т.е. такой режим работы, при котором работники могут по распоряжению Председателя Правления (его заместителя)/Управляющего филиалом при необходимости привлекаться к выполнению своих трудовых функций за пределами нормальной продолжительности рабочего времени. Ненормированный рабочий день устанавливается в трудовом договоре по соглашению сторон.

В исключительных случаях по распоряжению Председателя Правления (его заместителя)/Управляющего филиалом работники могут привлекаться к сверхурочной работе, к работе в ночное время, а также в выходные и нерабочие праздничные дни. Компенсация за такую работу осуществляется согласно ст. ст. 152-154 ТК РФ.

По желанию работника сверхурочная работа вместо повышенной оплаты может быть компенсирована предоставлением дополнительного времени отдыха (пропорционально времени, отработанному сверхурочно).

При вышеизложенных обстоятельствах суд приходит к выводу, о том что по условиям заключенного с Костиной трудового договора, предусмотрена сверхурочная работа.

Прием на работу Костиной А.А. оформлен приказом № 18-11/33 от 11.01.2018. В трудовой книжке истца произведены записи о ее приеме на работу 11.01.2018 и увольнении 18.10.2018.

5.10.2018 истцом на имя председателя Правления ПАО «Совкомбанк» ФИО2 написано заявление об увольнении по собственному желанию с 18.10.2018, а также заявление о высылке трудовой книжки по адресу удаленного офиса: <адрес>, (контактное лицо указано ФИО3).

Приказом от 18.10.2018 Костина А.А. уволена 18.10.2018 по инициативе работника по п. 3 ч.1 ст. 77 ТК РФ с должности <данные изъяты> мини-офиса ККО «Калининградский» Московского Филиала г. Калининград. Костиной положено к выплате компенсация за 6 дней неиспользованного отпуска. С приказом она ознакомлена под роспись 18.10.2018.

Трудовая книжка истца была направлена 18.10.2018 экспресс почтой на адрес: <адрес>, получатель ФИО3, что подтверждается представленной в материалы дела квитанцией.

Выплата истцу заработной платы подтверждается представленной в материалы дела выпиской по счету за период с 10.01.2018 по 28.01.2019.

Доводы истца о сверхурочной работе подтверждаются представленными в материалы дела графиками работы БГ «Калининградская» на апрель 2018 г.- сентябрь 2018г., октябрь 2018 г. в которых количество фактически отработанных Костиной часов указано 188 час.,171 час., 153 час.,198 час., 207 час., 90 час., 90 час. Из чего следует, что указанное число часов в месяц превышает нормальную продолжительность рабочего времени при пятидневной 40-часовой рабочей неделе.

При этом из пояснений истца установлено, что фактически она числилась в офисе , с 11 января по март работала на <адрес>, офис , с 1 марта 2018 г. по день увольнения в мини-офисе . В графиках за апрель, май, июль, август, сентябрь Костина указана как один сотрудник, работающий в офисе .

24.10.2018 истец обратилась с заявлениями в адрес ПАО «Совкомбанк» (г. Кострома) и в адрес руководителя Бизнес – группы «Калининградская» ПАО «Совкомбанк», направив их по почте, в которых просила в срок до 1.11.2018 оплатить сверхурочные, недоплаченную заработную плату, больничный за период с 18.09.2018 по 20.09.2018, внести изменения в трудовую книжку о дате увольнения на 23.10.2018 и оплатить период работы с 19.10.2018 по 23.10.2018.

Позиция истца подтверждается также скриншотом страницы, содержащим переписку истца с работодателем, в котором в письме от 5.10.2018 Костина сообщает о наличии переработок с момента трудоустройства. В ответе данном ей 15.10.2018 говорится о 9 часовом рабочем дне.

Обязанность по доказыванию обстоятельств по выплате заработной платы и других платежей возложена на работодателя.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений.

В соответствии со ст.68 ГПК РФ в случае, если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны. Учитывая, что ответчиком не представлены первичные документы, подтверждающие фактически отработанное истцом время, судом сделаны выводы на основании представленных истцом расчетов и графиков, которые ответчиком не опровергнуты.

Суд принимает во внимание представленный истцом расчет отработанного времени сверхурочно. Так, за период с 11.01.2018 по 18.10.2018 истец отработала 1512 час.

Исходя из производственного календаря за 2018 г. при 40-часовой пятидневной рабочей неделе рабочее время за указанный период составит 1331 час.

Таким образом, количество часов переработки 181 час. <данные изъяты>.

В силу положений ст. 152 ТК РФ сверхурочная работа оплачивается за первые два часа работы не менее чем в полуторном размере, за последующие часы - не менее чем в двойном размере. Конкретные размеры оплаты за сверхурочную работу могут определяться коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. По желанию работника сверхурочная работа вместо повышенной оплаты может компенсироваться предоставлением дополнительного времени отдыха, но не менее времени, отработанного сверхурочно.

В тоже время доказательств предоставления истцу дополнительного времени отдыха ответчиком суду не представлено.

Следовательно, за первые два часа истцу положено <данные изъяты>. Оплата за остальные часы составляет: <данные изъяты>.

Всего: <данные изъяты>.

Исходя из изложенного, в пользу истца подлежит взысканию заработная плата за сверхурочную работу за период с января 2018 г. по 18 октября 2018 г. в сумме <данные изъяты> руб.

Согласно листку нетрудоспособности истец находилась на больничном с 18.09.2018 по 20.09.2018. По пояснениям истца листок нетрудоспособности она предъявила ответчику по его закрытию.

По расчетам истца сумма в счет оплаты больничного листа составляет <данные изъяты> руб.

Согласно расчетному листку за октябрь 2018г. к выплате истцу положено <данные изъяты> руб. Из представленной в материалы дела выписки по счету, указанные денежные средства выплачены 5.10.2018 (по платежному поручению № 00000010130 от 5.10.2018) и 18.10.2018 (по платежному поручению № 00000010623 от 18.10.2018) суммами <данные изъяты> руб. и <данные изъяты> руб.

Также в выписке отражена выплата зарплаты истцу 23.10.2018 в сумме <данные изъяты> руб., что соответствует требованиям истца о взыскании оплаты за больничный в сумме <данные изъяты> руб. (<данные изъяты>). При этом в расчетных листках за сентябрь-октябрь 2018 г. оплата больничного не отражена. Исходя из расчетного листка за октябрь 2018 г. и выписке по счету окончательный расчет с истцом произведен 18.10.2018. Таким образом, суд приходит к выводу об оплате истцу листка нетрудоспособности 23.10.2018.

Однако в силу положений ст. 140 ТК РФ выплата всех сумм, причитающихся работнику, производится в день увольнения. Истец уволена 18.10.2018, и в этот день с ней должен был быть произведен окончательный расчет, поскольку на больничном истица находилась в сен тябре 2018.

Согласно положениям ст. 84.1 ТК РФ в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса.

В случае, когда в день прекращения трудового договора выдать трудовую книжку работнику невозможно в связи с его отсутствием либо отказом от ее получения, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте. Со дня направления указанного уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки. Работодатель также не несет ответственности за задержку выдачи трудовой книжки в случаях несовпадения последнего дня работы с днем оформления прекращения трудовых отношений при увольнении работника по основанию, предусмотренному подпунктом "а" пункта 6 части первой статьи 81 или пунктом 4 части первой статьи 83 настоящего Кодекса, и при увольнении женщины, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности или до окончания отпуска по беременности и родам в соответствии с частью второй статьи 261 настоящего Кодекса. По письменному обращению работника, не получившего трудовую книжку после увольнения, работодатель обязан выдать ее не позднее трех рабочих дней со дня обращения работника.

В силу ст. 66 ТК РФ трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника.

В соответствии п.35 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 №225 при задержке выдачи работнику трудовой книжки по вине работодателя, внесении в трудовую книжку неправильной или не соответствующей федеральному закону формулировки причины увольнения работника работодатель обязан возместить работнику не полученный им за все время задержки заработок.

В соответствии со ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки.

В тоже время судом установлено, что документы у работодателя находятся по месту нахождения головного офиса в г. Кострома, при этом трудовая книжка была выслана по адресу, указанному истцом в заявлении, 18.10.2018 по почте, т.е. в день увольнения. Суд считает, что тем самым права работника нарушены не были, поскольку обязанность работодателя по выдаче трудовой книжки истцу соблюдена. Оснований для изменения даты увольнения истца судом не установлено. Истец была уволена на основании заявления об увольнении по собственному желанию от 5.10.2018.

Таким образом, суд считает, что требования истца об изменении даты увольнения на 23.10.2018 и по взысканию среднего заработка за задержку выдачи трудовой книжки не подлежат удовлетворению.

По смыслу ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме.

Как следует из абз. 2 п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" учитывая, что кодекс не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходит из степени и характера нравственных страданий истца, принципов разумности, справедливости, длительности не выплаты истцу денежных средств и считает необходимым взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> руб.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В соответствии со ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся, в том числе расходы на оплату услуг представителей.

Согласно представленному договору оказания юридических услуг от 24.10.2018, заключенному между ООО СДВ ПЛЮС (исполнитель) и Костиной А.А. (заказчик), исполнитель обязался осуществить в интересах заказчика правовое сопровождение мероприятий, связанных со взысканием заработной платы с ПАО «Совкомбанк», а именно подготовку претензии, заявлений в соответствующие организации, при необходимости подготовку и подачу в суд искового заявления о взыскании денежных средств с ПАО «Совкомбанк», представление интересов заказчика в суде первой, апелляционной инстанции. Вознаграждение исполнителя по настоящему договору составляет в случае досудебного урегулирования спора <данные изъяты> руб., а в случае подготовки иска и представления интересов заказчика в суде дополнительно <данные изъяты> руб. Сумма в размере <данные изъяты> руб. оплачивается в день заключения договора, сумма в размере <данные изъяты> руб. оплачивается при необходимости представления интересов заказчика в суде в течение 10 дней с момента назначения предварительного судебного заседания.

1.06.2018 между ООО «СДВ Плюс» (доверитель) и Моргуновым И.Ю. (поверенный) заключен договор поручения на оказание юридических услуг, по условиям которого поверенный обязуется совершать от имени и за счет доверителя юридические действия: представление интересов доверителя в государственных органах, мировых судах, судах общей юрисдикции. Срок действия договора с 1.06.2018 по 1.06.2020. Вознаграждение поверенного за исполнение поручения составляет <данные изъяты>% от суммы поручения. В списке юристов привлекаемых ООО «СДВ Плюс» для оказания юридических услуг клиентам ООО «СДВ Плюс» указаны ФИО4 и Моргунов И.Ю.

Из представленных квитанций к приходному кассовому ордеру следует, что истцом 24.10.2018 оплачено ООО «СДВ Плюс» <данные изъяты> руб., 16.11.2018 – <данные изъяты> руб., 26.12.2018 – <данные изъяты> руб.

Оснований сомневаться в представленных в материалы дела договорах и квитанциях у суда не имеется.

По устному ходатайству интересы истца в предварительном судебном заседании 25.12.2018 с 9:40 до 10:40, в судебном разбирательстве 30.01.2019 с 14:10 до 16:25, 14.02.2019 с 14:10 до 16:10, 5.03.2019 с 9:20 до 9:55 представлял Моргунов И.Ю.

По смыслу нормы ст.100 ГПК РФ размер возмещения в разумных пределах предполагает его соотносимость с объемом защищаемого права.

Суд считает, что требования заявителя по взысканию расходов на представителя за представление ее интересов в суде первой инстанции (составление искового заявление, уточненных исковых заявлений, расчетов по делу, участие в четырех судебных заседаниях) подлежат удовлетворению частично, с учетом объема и характера защищаемого права, и удовлетворенных требований.

Как следует из разъяснений, данных в п. 11, 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 "О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела", разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (часть 3 статьи 111 АПК РФ, часть 4 статьи 1 ГПК РФ, часть 4 статьи 2 КАС РФ).

Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2, 35 ГПК РФ, статьи 3, 45 КАС РФ, статьи 2, 41 АПК РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная ко взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.

Таким образом, с ПАО «Совкомбанк» в пользу Костиной А.А. подлежат взысканию судебные расходы за оказанные юридические услуги в размере <данные изъяты> руб. Указанная сумма отвечает требованиям разумности и справедливости с учетом сложности дела, необходимости соблюдения баланса процессуальных прав и обязанностей сторон.

Согласно ст. 393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты госпошлины и судебных расходов.

В соответствии с п. п. 8 п. 1 статьи 333.20 НК РФ в случае, если истец освобожден от уплаты государственной пошлины в соответствии с настоящей главой, государственная пошлина уплачивается ответчиком (если он не освобожден от уплаты государственной пошлины) пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Согласно ст. 333.19 НК РФ сумма госпошлины, подлежащая взысканию с ответчика при цене иска от 20 001 рубля до 100 000 рублей - 800 рублей плюс 3 процента суммы, превышающей 20 000 рублей, что составит <данные изъяты> руб. из расчета: <данные изъяты>. Таким образом, сумма госпошлины, подлежащая взысканию с ответчика ПАО «Совкомбанк» в доход местного бюджета составит <данные изъяты> руб.

Руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

решил:

Исковые требования Костиной Анастасии Александровны к ПАО «Совкомбанк» о взыскании заработной платы за сверхурочную работу, оплату больничного листа, изменении даты увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с ПАО «Совкомбанк» в пользу Костиной Анастасии Александровны заработную плату за сверхурочную работу за период с января по 18 октября 2018 в общей сумме 32995,4 руб., компенсацию морального вреда в размере 5000 руб., расходы на представителя в сумме 6 000 руб.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с ПАО «Совкомбанк» госпошлину в доход местного бюджета городского округа « Город Калининград» в размере 1489,85 руб.

Решение может быть обжаловано в Калининградский областной суд через Московский районный суд в апелляционном порядке в течение месяца с момента вынесения решения в окончательной форме.

Окончательное решение изготовлено 11 марта 2019

Судья:                Бондарев В.В.

 

Судебная практика