Решение Гурьевского районного суда Калининградской области

Дело № 2-8…/2015

16 июня 2015 года                                                                                                                                                                                                                                 г. Гурьевск

 

Истец Ф. обратился в суд с иском к ответчикам Министерству обороны РФ, ФГКУ «Северо-Западное территориальное управление имущественных отношений Министерства обороны РФ», отделу № 4 г. Калининграда ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения Министерства обороны РФ», Департаменту имущественных отношений Министерства обороны РФ о признании права собственности в порядке приватизации на квартиру № __, общей площадью __, расположенную в доме № ___ в/ч _______ в п. Рябиновка Гурьевского района Калининградской области.

Исковые требования Ф. были удовлетворены судом в полном объёме.

Суд признал за Ф. в порядке приватизации право собственности на квартиру № ___, общей площадью ___, расположенную в доме № ___ в/ч _______ в п. Рябиновка Гурьевского района Калининградской области.

Удовлетворив требования истца, суд исходил из следующих обстоятельств дела:

В соответствии со статьёй 47 Жилищного кодекса РСФСР – 1983 года, действовавшего на момент вселения истцов в жилое помещение на основании решения о предоставлении жилого помещения в доме государственного или общественного жилищного фонда исполнительный комитет районного, городского, районного в городе, поселкового, сельского Совета народных депутатов выдает гражданину ордер, который является единственным основанием для вселения в предоставленное жилое помещение.

Жилищным законодательством, действовавшим на момент вселения истцов в жилое помещение, строго определялось, что ордера при вселении в жилое помещение должны были сдаваться в соответствующий орган в течение 10 дней с момента вселения в жилое помещение, что было и сделано истцами.

Таким образом, на момент подачи искового заявления у истца не могло быть ордера на вышеуказанное жилое помещение.

В материалах дела имеется ответ начальника отдела № 4 (г. Калининград) ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» МО РФ от ____________ 2015 года № 42/_________ о том, что в вышеуказанный отдел архивные документы, касающиеся оформления ордера на имя С. не передавались.

Кроме того, законность вселения истца никем не оспаривалась, истец на протяжении длительного времени (около двадцати пяти лет) зарегистрирован и проживает в спорном жилом помещении, исполняет обязанности по оплате жилищно-коммунальных услуг.

Доводы ответчиков о том, что Ф. была предоставлена именно служебная квартира, основаны на неверном толковании норм материального права.

Так, на основании распоряжения Правительства Российской Федерации от 19 августа 2011 года № 1470-р п. Рябиновка Гурьевского района Калининградской области исключён из перечня закрытых военных городков ВС РФ и органов ФСБ.

Из материалов дела видно, что за истцами зарегистрированных на праве собственности объектов недвижимости не значится.

В силу части 2 статьи 92 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ) в качестве специализированных жилых помещений используются жилые помещения государственного и муниципального жилищных фондов. Использование жилого помещения в качестве специализированного жилого помещения допускается только после отнесения такого помещения к специализированному жилищному фонду с соблюдением установленных требований и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации. Включение жилого помещения в специализированный жилищный фонд с отнесением такого помещения к определённому виду специализированных жилых помещений и исключение жилого помещения из указанного фонда осуществляется на основании решений органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом.

26 января 206 года Правительством Российской Федерации принято постановление № 42, которым утверждены Правила отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду, в соответствии с пунктом 12 которых, для включения жилого помещения в специализированный жилищный фонд с отнесением такого помещения к определённому виду жилых помещений специализированного жилищного фонда и исключение жилого помещения из указанного фонда производятся на основании решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом (далее – орган управления), с учётом требований, установленных настоящими Правилами.

Кроме того, в соответствии со статьёй 5 Федерального закона от 29 декабря 2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В связи с этим при рассмотрении данного спора к жилищным правоотношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, должны применяться нормы Жилищного кодекса РСФСР.

Согласно статье 101 ЖК РСФСР, действовавшего на момент предоставления военнослужащему Ф. жилого помещения, служебные жилые помещения предназначались для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него. Жилое помещение включается в число служебных решением исполнительного комитета районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов. Под служебные жилые помещения выделяются, как правило, отдельные квартиры.

На основании статьи 104 ЖК РСФСР служебные жилые помещения могли предоставляться отдельным категориям военнослужащих.

Постановлением Пленума Верховного Суда РСФСР от 26 декабря 1984 года № 5 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РСФСР» было разъяснено, что помещения в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда и фонда жилищно-строительных кооперативов считаются служебными со времени вынесения решения местной администрации о включении их в число служебных (в домах жилищно-строительных кооперативов помещения могут быть включены администрацией в число служебных только с согласия общего собрания членов кооператива), а в домах, принадлежащих колхозам, - со времени утверждения местной администрацией решения общего собрания членов колхоза или собрания уполномоченных.

Поэтому, исходя из анализа вышеназванных норм права, признаком служебного жилого помещения является обязательное наличие решения администрации органов местного самоуправления о включении конкретного жилого помещения в число служебных, причём независимо от того, к какому жилищному фонду принадлежит жилое помещение.

Однако, как усматривается из материалов дела, соответствующего органа о включении спорной квартиры в число служебных отсутствует, в связи с чем, правовых оснований для признания спорного объекта права служебным, вопреки доводам ответчиков, не имеется.

Из материалов дела также следует, что достоверных и убедительных доказательств, подтверждающих отнесение спорной квартиры к специализированному жилищному фонду на момент предоставления жилого помещения С. и членам его семьи, решением органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, в соответствии с установленным порядком и требованиями, ответчиками не представлено.

При таких обстоятельствах, поскольку спорное жилое помещений не имеет особенностей правового режима, не позволяющего произвести его отчуждение в частную собственность, учитывая требования статьи 11 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ», суд посчитал возможным в порядке приватизации признать за истцом право собственности на вышеуказанную квартиру.

Данное решение вступило в законную силу 22 июля 2015 года.