РЕШЕНИЕ ЗЕЛЕНОГРАДСКОГО РАЙОННОГО СУДА КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ ПО ЖИЛИЩНЫМ СПОРАМ

В данном гражданском деле нашими юристами были защищены права военнослужащего-гражданина, которого незаконно пыталась выселить из жилья его бывшая супруга.

 

Гр. дело № 2-46/18

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

29 марта 2018 года г. Зеленоградск

Зеленоградский районный суд Калининградской области

Судья: Прокопьева И.Г.,

при секретаре Шефер А.О.,

Кислицыной Н. Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Казанцевой Юлии Анатольевны, действующей за себя и как законный представитель несовершеннолетних детей ФИО24, ФИО25 к Кононову Алексею Александровичу, несовершеннолетней ФИО23, в лице ее законных представителей Кононова Алексея Александровича и Кононовой Елены Сергеевны о признании утратившим и не приобретшей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета по месту жительства,

УСТАНОВИЛ:

Истица Казанцева Ю.А., действующая за себя и как законный представитель своих несовершеннолетних детей, обратилась в суд с иском к ответчику Кононову А.А. и к несовершеннолетней дочери ответчика ФИО5 в лице ее законного представителя Кононова А.А. о признании утратившими право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

В процессе рассмотрения дела в качестве законного представителя несовершеннолетней ФИО5 также привлечена ее мать – Кононова С.С.

В обоснование иска истица указала, что она вместе со своими членами семьи зарегистрирована и проживает в муниципальном жилом помещении по адресу: <адрес>, условно обозначенном как квартира, имеющем три жилые комнаты, общей площадью 65, 8 кв.м. В жилом помещении имеется канализация, отопление котелковое (дрова или уголь).

В жилом помещении зарегистрированы, но не проживают Кононов Алексей Александрович и его дочь ФИО5, 2004 г.р.

Кроме того, в квартире имеет временную регистрацию и фактически проживает ее супруг Поштаренко С.Н.

Нанимателем указанного жилого помещения с 1996 года числился Кононов А.А., однако, с момента заключения брака и рождения ребенка в указанном жилом помещении не находился и не проживал. Свою дочь ФИО5 зарегистрировал по своему месту регистрации, но со своей семьей и дочерью проживал все время в квартире в <адрес>, дочь ФИО5 в квартиру не вселялась отцом или матерью, с момента рождения и до сего дня проживает и находится вместе с матерью в <адрес>, где посещала детское дошкольное учреждение и теперь школу. Сам Кононов также в квартире не проживал долгие годы.

В связи с этим в 2008 году с истицей заключен договор социального найма на жилое помещение. Кононов с договором ознакомлен и не претендовал на право заключения договора, поскольку на данное помещение не претендовал и не интересовался. Кроме этого, Кононов как военнослужащий состоял в очереди на получение жилья по линии МО РФ. Только истица и ее старшая дочь обустраивали жилье, оплачивали коммунальные платежи. В дальнейшем в квартире стал проживать супруг и родился ребенок. Все расходы по содержанию жилья несет она, ответчик отказывается участвовать в оплате платежей или ремонте жилья, т.к. имеет квартиру в <адрес>, которую, по его словам, и содержит. Поскольку ответчик находился в браке и проживал со своей семьей, то необходимости вселяться в квартиру в <адрес> не было, и интереса к ней не проявлял. Несколько лет назад он расторг брак с супругой, из ее квартиры выселился, оставив дочь проживать с матерью. В этот период ответчик попросил разрешения временно пребывать в квартире в период между вахтами. Ответчик является <данные изъяты> и находится на службе в в/<данные изъяты>. Фактически он попросился только ночевать в жилом помещении на короткий период времени. Поскольку он родной брат, то истица разрешила ему это на тот период времени, сразу предупредив, что необходимо оплачивать платежи за воду и свет, которым он будет пользоваться. Также ответчик пообещал добровольно освободить жилье, как только получит свою квартиру от МО РФ. В квартире всего три комнаты и ответчик стал в период вахт ночевать в третьей комнате. Никаких своих вещей или мебели, имущества в квартиру он не привез, пользовался мебелью истицы и имуществом. Также отказался давать деньги на оплату коммунальных платежей как за себя, так и за зарегистрированную в квартире дочь. Совместно хозяйства с истицей не вел и не ведет. Более того, стал в комнате выпивать, приводить своих друзей, вести себя непристойно. Все это происходило на глазах несовершеннолетних детей. В связи с таким поведением ответчика, между ними стали происходить ссоры. О том, что получил квартиру - скрывал и скрывает, истица случайно узнала, что у него есть жилье в Калининграде, за которое он оплачивает все платежи, сделал ремонт. Квартиру он получил как военнослужащий. Она предложила ответчику выехать из ее квартиры и проживать в своей, но он отказался, сказал, что ему удобно ночевать у нее, т.к. рядом место службы. Также отказался выписывать дочь, хотя та никогда не вселялась и не проживала в квартире, проживает с матерью. Стал хамить, угрожать, что выбьет окна и двери, если она заберет ключи или поменяет вставку во входной двери. Истице в связи с рождением третьего ребенка необходимо сделать ремонт в комнате, где будет проживать ребенок. Кроме этого, квартира муниципальная, и ей отказываются проводить к квартире газ, предлагая приватизировать жилье. Она не может улучшить условия проживания как свои, так и детей, сделать ремонт квартиры и части дома, т.к. ответчик ей во всем препятствует, требует денег за снятие с учета. Ответчик в пьяном виде в любое удобное ему время заходил в квартиру, валился спать прямо на пол или на ее диван. На ее протесты не реагировал, более того, нецензурно выражался, пугал детей. Она неоднократно обращалась к участковому по такому поведению ответчика. ДД.ММ.ГГГГ после очередного пьяного скандала, она закрыла дверь и поменяла замки, о поведении ответчика поставила в известность полицию. С ДД.ММ.ГГГГ ответчик попытки ночевать в квартире прекратил, более в жилое помещение не заходил. Со слов соседей истице известно, что на сегодняшний день ответчик второй раз вступил в брак и проживает с женой. Интереса к ее квартире не проявляет, видимо, проживает в своей квартире в Калининграде, которую приватизировал. Отношения брата и сестры между ними давно утрачены, родственником его она не считает, также как и членом семьи. Никакой помощи в содержании жилья не оказывает, не несет никаких обязанностей по содержанию жилого помещения. Никакого имущества, принадлежащего Кононову или его дочери в квартире не имеется, содержание квартиры лежит только на плечах истицы, ответчик обеспечен другим жильем, в котором и проживает. Полагает, что ответчики Кононов А.А. и его дочь ФИО5, не являясь членами семьи истицы и будучи формально зарегистрированными по адресу, не проживая в жилом помещении много лет, не принимая на себя обязательств по обслуживанию жилого помещения, имея иные места для проживания, утратили право пользования жилым помещением и подлежат снятию с регистрационного учета.

Со ссылкой на ст. 12 ГК РФ, 69 ЖК РФ, просила суд: признать Кононова А.А. и ФИО5 утратившими право пользования жилым помещением (долей 50/100) муниципального жилья в <адрес> в <адрес> и снять их с регистрационного учета по вышеуказанному адресу.

В процессе рассмотрения дела истица дополнила основания и уточнила исковые требования, указав, что со слов самого ответчика, он проживает с 2014 года у новой супруги. Дочь ФИО5 в квартиру не вселялась и имеет место жительства, по месту жительства матери в <адрес>. Препятствий к вселению ФИО5 никто не чинил. Ни сам ответчик ни его дочь, за которую ее родители обязаны нести расходы, проживание не оплачивают, с истицей не общаются, родственные связи не поддерживают. Сам ответчик указал местом проживания квартиру в <адрес>, с целью получения в дальнейшем жилья от МО РФ. Полагает, что ФИО5, при указанных обстоятельствах, не являясь членом семьи истицы, внесена в договор соцнайма формально. Сам ответчик имеет право на получения жилья от МО РФ и он и его дочь не лишены в дальнейшем приватизировать жилье, тогда как для истицы и членов ее семьи данная квартира является единственным местом для проживания, полагает, что Кононов злоупотребляет своими правами и не дает согласия на приватизацию, ни на выкуп его доли истицей.

Окончательно просит суд: признать Кононова А.А. утратившим, а ФИО5 – не приобретшей право пользования жилым помещением (долей 50/100) муниципального жилья в <адрес> в <адрес> и снять их с регистрационного учета по вышеуказанному адресу.

В судебном заседании истица Казанцева Ю.А. и ее представитель по доверенности Свиридова С.А. иск с учетом уточнений поддержали по указанным в нем основаниям, настаивая на заявленных доводах и требованиях.

Ответчик Кононов А.А., действующий за себя и как законный представитель несовершеннолетней дочери ФИО5, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, а также его представитель Сонин Е.А, допущенный к участию в деле по устному ходатайству, с иском полностью не согласились, указав, что данное жилое помещение в 1992 году было предоставлено маме ответчика и отчиму, он был вселен в жилое помещение несовершеннолетним, вместе с сестрой – истицей и все вместе там и проживали. Квартира была предоставлена в качестве улучшения условий проживания в ранее предоставленной однокомнатной квартире. Впоследствии выяснилось, что сестра и мать остались зарегистрированными в предыдущей квартире. Сестра зарегистрировалась в данной квартире по его просьбе, поскольку новые собственники предыдущей квартиры выяснили, что она у них осталась зарегистрирована. Все это происходило в 2008 году и в этом же году было заключено два договора найма на жилое помещение в которых нанимателями был он и сестра. Но в 2016 году, когда он с сестрой планировали приватизацию, в администрации Красноторовского поселения выяснили, что имеется два договора найма, эти договоры у них забрали и тем же числом – 26.03.2008 заключили один договор, где указали нанимателем сестру, против чего он не возражал. Он поставил свою подпись, что с данным договором ознакомлен. Договор не оспаривает, как и то, что нанимателем квартиры является сестра. В том же 2008 году им были выписаны два отдельных финансовых лицевых счета – для удобства и предотвращения конфликтов между ними, и с тех пор он оплачивает квартиру самостоятельно за себя и дочь. Не согласен с тем, что он утратил, а дочь не приобрела право пользования жилым помещением, поскольку после поступления на службу до 2007 - 2008 года он жил в этой квартире, вместе со своей супругой – после вступления в брак, и дочерью – после ее рождения в 2004 году. Из квартиры уехали из-за наличия конфликтов с сестрой и невозможностью проживать вместе. Снимали жилье. Жили в <адрес> –в квартире у тещи, потом у нее же в <адрес>. Все это время проходил службу, состоял на очереди на получение служебного жилья, т.к. право на получения жилья по линии министерства обороны он имеет только по выслуге 20 лет службы. В 2015 году с супругой Кононовой Е.С. брак расторг и приехал жить в эту квартиру. В это время у него возникли отношения с супругой, с которой он сейчас состоит в браке, и с ней он также жил то в этой квартире, то у ее родителей в <адрес>. В 2017 году из-за конфликта с сестрой он ушел из данной квартиры. По линии МО РФ ему в 2016 году было предоставлено служебное жилье. Другим жильем он не обеспечен. Просят в иске отказать.

Законный представитель несовершеннолетней ФИО5 – Кононова Е.С. в судебном заседании с иском не согласилась, дала пояснения аналогичные пояснениям ответчика.

Третье лицо - администрация МО «Зеленоградский городской округ» о дате, времени и месте судебного заседания извещена надлежаще, представитель в суд не явился, с заявлениями и ходатайствами не обращался, письменных возражений или пояснений не представлено.

Заслушав участников процесса, свидетелей: ФИО14, ФИО15, ФИО7, ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО19, ФИО20, изучив письменные материалы дела, дав представленным доказательствам оценку в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, суд считает иск не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено и не оспаривалось в судебном заседании, что отдельное жилое помещение, состоящее из трех комнат, общей площадью 65,8 кв.м, находящееся по адресу: <адрес> находится в муниципальной собственности. Данное жилое помещение было предоставлено родителям истца и ответчика в 1992 году, совхозом «Балтиец», как работникам, на всех четверых членов семьи. После ликвидации совхоза, квартира перешла в муниципальную собственность.

Согласно копии поквартирной карточки, выданной администрацией МО «Зеленоградский городской округ» Красноторовский территориальный отдел ДД.ММ.ГГГГ, в жилом помещении, условно числящемся как <адрес>, с ДД.ММ.ГГГГ зарегистрирован Кононов Алексей Александрович, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, - без указания отношения к нанимателю, владельцу; с ДД.ММ.ГГГГ – его дочь ФИО5, с ДД.ММ.ГГГГ – его сестра – Казанцева Юлия Анатольевна, ДД.ММ.ГГГГ года рождения; с ДД.ММ.ГГГГ – племянница – ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения; с ДД.ММ.ГГГГ – племянница ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, а также в квартире на период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ был зарегистрирован ФИО7, ДД.ММ.ГГГГ года рождения.

В судебном заседании не оспаривался тот факт, что истица Казанцева Ю.А. и ответчик Кононов А.А. были вселены в данное жилое помещение в несовершеннолетнем возрасте в 1992 году вместе со своими родителями.

26.03.2008г. между администрацией МО «Красноторовское сельское поселение» (правопреемником которого в силу закона в настоящее время является МО «Зеленоградский городской округ») – наймодатель и Казанцевой Ю.А. - наниматель был заключен договор социального найма вышеуказанного жилого помещения. Из договора также следует (пункт 3), что совместно с нанимателем в жилое помещение вселяются члены семьи – дочь ФИО2, брат Кононов А.А., племянница – ФИО5

Из представленных суду стороной истца и стороной ответчика платежных документов следует, что на спорное жилое помещение заведены два отдельных финансовых лицевых счета: Кршко 130 – на Казанцеву Юлию Анатольевну с количеством проживающих – 4 (л.д. 26) и Кршко 131 – на Кононова Алексея Александровича с количеством проживающих -2 (л.д. 106).

Ответчик Кононов А.А. с 30.06.1998 года по настоящее время проходит военную службу в звании старшего сержанта, что не оспаривалось в судебном заседании, а также подтверждено представленной служебной характеристикой.

16.10.2017 между Министерством обороны РФ – наймодатель и Кононовым А.А. – наниматель заключен на один год договор пользования жилым помещением №, предметом которого является предоставление Кононову А.А. во временное пользование и проживание жилого помещения, подлежащего отнесению к специализированному жилищному фонду МО РФ, расположенного по адресу: <адрес>, состоящее из дух комнат площадью 47 кв.м, на период прохождения военной службы в войсковой части 30866, без права отчуждения, передачи в аренду, в наем, без права на регистрацию по месту жительства. В качестве членов семьи с нанимателем в жилое помещение вселяется его дочь ФИО5, ДД.ММ.ГГГГ года рождения.

06.09.2017 между родителями несовершеннолетней ФИО5, ДД.ММ.ГГГГ года рождения – Кононовым А.А. и Кононовой Е.С. заключено нотариальное соглашение, согласно которому, Кононов А.А. и Кононова Е.С., состояли в зарегистрированном браке с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, имеющие от данного брака несовершеннолетнюю дочь ФИО5, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в связи с тем, что зарегистрированы и проживают по разным адресам, устанавливают, что местом проживания и регистрации ФИО5, является <адрес> в <адрес>, в которой дочь проживает и будет проживать со своим отцом Кононовым А.А.

ДД.ММ.ГГГГ Кононов А.А. вступил в новый брак с ФИО20

В судебном заседании не оспаривался тот факт, что с июля 2017 года Кононов А.А. в спорном жилом помещении не проживает.

В силу части 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.

Жилищные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных жилищным законодательством, а также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности (ст. 10 Жилищного кодекса РФ).

Согласно ч. 4 ст. 3 ЖК РФ никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом, другими федеральными законами.

В силу ст. 60 ЖК РФ квартира по договору социального найма предоставляется нанимателю во владение и в пользование для проживания в ней на условиях, установленных настоящим Кодексом.

Согласно ч. 1 ст. 69 ЖК РФ, к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя.

В соответствии с ч. 2 ст. 69 Жилищного кодекса РФ члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности. Члены семьи нанимателя имеют, в частности, следующие права: бессрочно пользоваться жилым помещением (ч. 2 ст. 60 Жилищного кодекса РФ); сохранять право пользования жилым помещением в случае временного отсутствия (ст. 71 Жилищного кодекса РФ).

Жилищным кодексом РФ закреплена правовая презумпция неизменности прав нанимателя жилого помещения фонда социального использования и членов его семьи при временном отсутствии (ст. 71 Жилищного кодекса РФ). Если отсутствие в жилом помещении указанных лиц не носит временного характера, то заинтересованные лица вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение на основании ч. 3 ст. 83 Жилищного кодекса РФ в связи с выездом в другое место жительства и расторжения тем самым договора социального найма.

Указанные положения закона подлежат применению с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», согласно которым, разрешая споры о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, судам надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

Таким образом, имеющими существенное значение для правильного разрешения данного дела и подлежащими доказыванию, являются перечисленные факты в совокупности. Для удовлетворения требований истца необходимо доказать факт постоянного непроживания ответчиков в спорном жилом помещении, обусловленном их добровольным выездом в другое место жительства и отказом от прав и обязанностей нанимателя по договору найма при отсутствии препятствий в пользовании этим помещением.

Анализируя установленные судом обстоятельства, относительно заявленных исковых требований Казанцевой Ю.А. о признании Кононова А.А. утратившим право пользования спорной квартирой, влекущее за собой расторжение договора найма со снятием с регистрационного учета по месту жительства, а несовершеннолетней ФИО5 – не приобретшей право пользования жилым помещением, также влекущее снятие с регистрационного учета, суд считает их не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Истица Казанцева Ю.А. указывает, что ответчик со своей семьей – супругой и до рождения в ДД.ММ.ГГГГ году несовершеннолетней дочери ФИО5 добровольно оставил спорное жилое помещение в связи с выездом в другое место жительство – к матери супруги. Затем до 2015 года не предпринимал мер по вселению, при отсутствии препятствий в этом, а также не оказывал помощь по оплате жилого помещения и коммунальных услуг. В 2016 году он в квартиру не вселялся, а лишь пользовался квартирой с ее разрешения с целью переночевать, проживая с сожительницей у нее, а затем в предоставленной ему по линии Министерства обороны РФ квартире. Полагает, что Кононов А.А. приобрел право на жилое помещение, предоставленное ему Министерством обороны РФ, имеет право на получение жилья по договору социального найма также по линии Министерства обороны РФ, к данному жилью интерес утратил с 2004 года. Дочь ответчика ФИО5, ДД.ММ.ГГГГ года рождения в жилое помещение не вселялась, членом семьи истицы не является, считает, что право на спорное жилое помещение она не приобрела.

В подтверждение своих доводов истица ссылается на показания свидетелей ФИО14, ФИО15, ФИО7, ФИО16, ФИО17

Ответчик Кононов А.А., законный представитель несовершеннолетней ФИО5 – Кононова Е.С., в качестве своих возражений на эти доводы, указывают на то, что интерес к жилому помещению не утрачен, их выезд из спорного жилого помещения был вынужденным (из квартиры они уехали 2007-2008г.), связан с постоянно возникающими конфликтами в семье из-за бытовых неудобств проживания в квартире фактически трех разных семей – он с супругой и дочерью, семья сестры и их мать. В связи с военной службой он также в отдельные периоды снимал квартиру, затем уехали проживать в квартиру матери супруги – сначала в <адрес>, потом – Светлогорск. Спорное жилое помещение регулярно посещали. В квартиру не вселялся, т.к. было далеко от места службы – до 2014 года служил в Чкаловске, потом в <адрес>. В 2015 году в связи с распадом семьи приехал проживать в спорное жилое помещение и жил в детской комнате с племянницей до июля 2017 года, когда возник конфликт и он уехал проживать в предоставленное ему служебное жилье. В подтверждение своих доводов ссылаются на свидетельские показания ФИО18, ФИО19, ФИО20, на определение об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении от 28.07.2017, на документы, указывающие отсутствие задолженности по коммунальным платежам.

Анализируя представленные сторонами суду доказательства, суд согласен с доводами стороны ответчиков по следующим основаниям.

В судебном заседании не оспаривался тот факт, что ответчик является военнослужащим и в 2015 году после распада семьи приехал в спорную квартиру.

Из анализа представленных суду сторонами доказательств следует, что в указанный период времени – до 2015 года ответчик не приобрел права проживания в каком –либо жилом помещении, кроме спорной квартиры, где был зарегистрирован по месту жительства, куда он и приехал для проживания. Доводы истицы о том, что ответчик лишь ночевал в ее квартире с ее разрешения и не вселялся, пребывание ответчика в этой квартире являлось временным, нельзя признать обоснованными, поскольку это противоречит установленным судом обстоятельствам и нормам права, указывающим, что имея регистрацию по месту жительства, временно отсутствующий гражданин по месту проживания, не утрачивает право на вселение и пользование жильем в дальнейшем, что и было сделано ответчиком и, как указывает сама истица, она ему в этом не препятствовала.

Однако, из пояснений Кононова А.А., свидетеля ФИО7, а также из определения от 28.07.2017 года об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении, следует, что в конце июля 2017 года между Кононовым А.А. и семьей Казанцевой Ю.А. возник конфликт по вопросу проживания Кононова А.А. в данной квартире, семья Казанцевой Ю.А. воспрепятствовала ответчику в проживании в квартире, указав, что он может находится в жилом помещении только в их присутствии и поменяв замки, о чем подтвердил в судебном заседании муж Казанцевой Ю.А. – ФИО7

Данные обстоятельства указывают на то, что выезд ответчика Кононова А.А. из жилого помещения носил вынужденный характер.

Нельзя согласиться и с теми обстоятельствами, что ответчик утратил интерес к спорному жилому помещению, поскольку ему предоставлена квартира в <адрес> и он имеет право на получение жилья по линии Министерства Обороны РФ.

Из материалов дела следует, что ответчику как военнослужащему, предоставлено служебное жилье и заключен договор пользования жилым помещением.

В соответствии со ст. 93 ЖК РФ служебные жилые помещения предназначены для проживания граждан в связи с характером их трудовых отношений с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным унитарным предприятием, государственным или муниципальным учреждением, в связи с прохождением службы, в связи с назначением на государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации либо в связи с избранием на выборные должности в органы государственной власти или органы местного самоуправления.

В соответствии с ч.3 ст. 104 ЖК РФ договор найма служебного жилого помещения заключается на период трудовых отношений, прохождения службы либо нахождения на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности. Прекращение трудовых отношений либо пребывания на государственной должности Российской Федерации, государственной должности субъекта Российской Федерации или на выборной должности, а также увольнение со службы является основанием прекращения договора найма служебного жилого помещения.

В силу части 1 ст. 103 ЖК РФ в случаях расторжения или прекращения договоров найма специализированных жилых помещений граждане должны освободить жилые помещения, которые они занимали по данным договорам. В случае отказа освободить такие жилые помещения указанные граждане подлежат выселению в судебном порядке без предоставления других жилых помещений, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 ст. 102 ЖК РФ и частью 2 настоящей статьи.

С учетом указанных норм права, учитывая, что проживание ответчика в служебном жилом помещении носит временный характер и связано с прохождением им службы, доводы стороны истца, что ответчик обеспечен квартирой и не имеет интереса к спорному жилому помещению, нельзя признать состоятельными. Кроме того, из представленных ответчиком доказательств следует, что он производит оплату начисляемых на него коммунальных услуг и задолженности по начисленной плате не имеет. При этом истица не представила доказательств того, что она производит такую плату за ответчика и его дочь, представленные ею платежные документы эти обстоятельства опровергают, более того, сами по себе не являются обстоятельствами, подтверждающими утрату интереса к жилому помещению.

Нельзя также и согласиться с тем, что ответчик не имеет интереса к спорному жилому помещению, поскольку в будущем будет обеспечен жильем как военнослужащий, поскольку государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных Федеральным законом «О статусе военнослужащих», другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета (п. 1 ст. 15 Федерального закона от 27.05.1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»). Федеральный закон «О статусе военнослужащих» закрепил предоставление на весь срок военной службы служебного жилого помещения военнослужащим, назначенным на воинские должности после окончания военного образовательного учреждения (начиная с 1998 года), заключивших первый контракт о прохождении военной службы и поступивших на военную службу по контракту после 1 января 1998 года, и совместно проживающих с ними членов их семей (абз. 4 - 7 п. 1 ст. 15). Военнослужащим - гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями и признанным нуждающимися в жилых помещениях, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более… федеральным органом исполнительной власти или федеральным государственным органом, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, предоставляются жилищная субсидия или жилые помещения, находящиеся в федеральной собственности, по выбору указанных граждан в собственность бесплатно или по договору социального найма…

Следовательно, право на получение жилья у ответчика наступит в будущем при условиях, указанных в названном Законе. Наличие возможного обеспечения жилым помещением не указывает на утрату интереса к спорному жилому помещению в настоящее время.

Сам по себе факт непроживания Кононова А.А. в спорном жилом помещении не дает оснований для расторжения с ним договора социального найма жилого помещения, в которое он был вселен в установленном законом порядке, т.к. его отсутствие в жилом помещении носит временный характер, связано с его службой и конфликтными отношениями с семьей истицы.

При этом, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 23.06.1995 № 8-П признано, что любые сроки временного отсутствия гражданина не могут являться основанием для лишения его права пользования жилым помещением в домах государственного и муниципального фонда.

Таким образом, учитывая разъяснения, содержащиеся в пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», суд приходит к выводу, что истица не доказала факт постоянного непроживания Кононова А.А. в спорном жилом помещении, обусловленном добровольным выездом в другое место жительства и отказом от прав и обязанностей по договору найма при отсутствии препятствий в пользовании этим помещением.

Основания для удовлетворения требований о признании Кононова А.А. утратившим право пользования жилым помещением и снятии его с регистрационного учета по указанному адресу – отсутствуют.

Не подлежат удовлетворению и требования истицы о признании несовершеннолетней ФИО5, ДД.ММ.ГГГГ года рождения не приобретшей права пользования жилым помещением и снятии с ее с регистрационного учета по следующим основаниям.

Согласно ст. 38 Конституции Российской Федерации забота о детях, их воспитание являются не только правом, но и обязанностью родителей.

В силу положений ч.1 ст. 40 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на жилище, которого не может быть лишен произвольно.

Из содержания ст. 65 СК РФ следует, что родительские права не могут осуществляться в противоречии интересам детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей. Место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.

В соответствии с п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей – родителей, усыновителей или опекунов.

Согласно разъяснениям Верховного суда Российской Федерации, содержащимся в пункте 14 Постановления Пленума от 02 июля 2009г № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ», в силу положений Семейного кодекса РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка, в том числе и на жилищные права. По смыслу вышеуказанных норм, защищающих права и интересы несовершеннолетних детей, дети вправе проживать как по месту жительства матери, так и по месту жительства отца; приобретают право на жилплощадь, определяемую им в качестве места жительства соглашением родителей, форма которого законом не установлена. Заключение такого соглашения, одним из доказательств которого является регистрация ребенка в жилом помещении, выступает предпосылкой приобретения ребенком права пользования конкретным жилым помещением, могущего возникнуть независимо от факта вселения ребенка в такое жилое помещение, в силу того, что несовершеннолетние дети не имеют возможности самостоятельно реализовать право на вселение.

Фактическое проживание ребенка в другом жилом помещении не является основанием для признания ребенка не приобретшим или утратившим права пользования жилым помещением, куда он вселен в соответствии с законом.

Судом установлено, что несовершеннолетняя ФИО5 зарегистрирована по месту жительства в данном жилом помещении, по месту жительства ее отца, по соглашению между отцом и матерью. Права дочери ответчика – несовершеннолетней ФИО5 производны от прав ее отца на данное помещение. Имея право проживания и пользования данным помещением, несовершеннолетняя ФИО5, в силу своего возраста самостоятельно реализовать имеющееся у нее право не может, как и выразить намерения о добровольном отказе от жилищных прав. Непроживание несовершеннолетней в данной квартире не связано с ее самостоятельным решением изменить место своего жительства, проживание ее в настоящее время с матерью, не влечет признание ее не приобретшей или утратившей права пользования спорным жилым помещением.

Таким образом, в удовлетворении заявленных Казанцевой Ю.А. исковых требований надлежит отказать в полном объеме.

Руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Казанцевой Юлии Анатольевны, действующей за себя и как законный представитель несовершеннолетних детей ФИО2, ФИО3 к Кононову Алексею Александровичу, несовершеннолетней ФИО5, в лице ее законных представителей Кононова Алексея Александровича и Кононовой Елены Сергеевны о признании утратившим и не приобретшей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета по месту жительства – оставить без удовлетворения.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Калининградский областной суд через Зеленоградский районный суд Калининградской области в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме, т.е. 03.04.2018г.

Решение в окончательной форме изготовлено 03.04.2018.

Судья: подпись. Копия верна.

Судья: И.Г. Прокопьева

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда от 30 мая 2018 года данное решение оставлено без изменений.

Таким образом решение вступило в законную силу.

Судебная практика: